Буря в Гааге

 (Traduction, augmentée, en russe de la note «Tempête sur La Haye publiée le 8 avril 2016 sur ce carnet)

 Буря в Гааге

Перевод: Николас Charras, изменениями и исправлениями мной

Отрицательное решение по ратификации соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС в ходе референдума, проведенного в среду 6 апреля в Голландии, является одновременно победой демократии и показывает трудности, которые Евросоюз испытывает в соблюдении ее основных правил. Проведение референдума также акцентирует внимание на кризисе внутренней политической стратегии, которую стремится построить Европейский Союз, не обращая внимания на мнение народов, и кризис внешней стратегии, цель которой – сделать Россию «врагом». Этот двойной стратегический кризис будет влиять на будущее развитие ЕС.

Сложности, вызванные отказом Нидерландов

Вопрос заключался в том, готовы ли голландские избиратели принять соглашение об ассоциации. Тот факт, что референдум может быть проведен по такому вопросу, безусловно, доказывает, что демократия в Нидерландах жива и здорова. В самом деле, голландские избиратели отвергли соглашение об ассоциации значительным большинством голосов (64% избирателей). Но в то же время, голландское правительство и институты Европейского союза заявили, что не будут рассматривать результаты референдума. Конечно, голосование играло лишь консультативную роль. Но реакция как европейских, так и голландских властей с этой точки зрения очень показательна. Она подтверждает то, что мы уже узнали относительно поведения этих органов по опыту референдума в Греции в июле 2015 года, и различных голосований во Франции и Нидерландах в 2005 году.

Однако голосование в среду сможет ослабить соглашение об ассоциации с Украиной, и более того, весь Европейский Союз. Не в краткосрочной перспективе, поскольку соглашение, которое имеет статус договора и охватывает целый ряд торговых и политических аспектов, уже было ратифицировано Европейским парламентом. На самом деле оно уже вступило в силу с 1 января 2016 г. Тем не менее, такая ситуация не может длиться вечно. Если Нидерланды не ратифицируют договор, он может быть обжалован в Суде Евросоюза. В любом случае это то, чего опасаются в Брюсселе, где вслед за голландским референдумом на горизонте уже появляется июньский референдум в Великобритании касательно выхода страны из Евросоюза.

Европейские власти загнаны в угол

В четверг 7 апреля Председатель Европейского совета Дональд Туск «принял к сведению» несогласие голландских избирателей. По его словам, он намерен «продолжать взаимодействовать» с Премьер-министром Нидерландов Марком Рютте по этому вопросу: «Я хочу узнать, какие выводы он и его правительство сделают после этого референдума и каковы его намерения». Очевидно, что он намерен переложить груз принятия решения на плечи голландского правительства. В январе президент Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер предупредил, что отказ сможет привести к тому, что он назвал «континентальным кризисом», что равно признанию значения референдума. По словам его пресс-секретаря, в четверг Юнкер признался, что «испытывает грусть». Что касается последствий голосования, «отныне первостепенная задача правительства Нидерландов – проанализировать результаты и решить, что делать». Как Дональд Туск, он отказывается от ответственности за то, что может случиться c голландским правительством. Но ясно, что эта проблема не ограничивается пределами Нидерландов. Мы видим, что если европейские власти готовы учитывать результаты этого референдума, то это решительно ослабит всю их стратегию как внутри, так и за пределами ЕС. А если они решат не считаться с референдумом, то тем самым предложат очень весомый аргумент сторонникам выхода Великобритании из Евросоюза и всем партиям евроскептиков.

ny6ZOYil.jpg-large

Буря на Брюссель

Голландский референдум приводит к накоплению проблем в рамках Европейского Союза. Условия для огромного шторма В настоящее время накапливаются на Брюссель. Для голландского референдума должен в перспективе с одним, который пройдет в Великобритании в июне. Исход в Нидерландах, который был благоприятным для « евроскептиков » будет поощрять сторонников выхода Соединенного Королевства Европейского союза.

Облака также накапливаются в экономике. Споры между Европейским центральным банком и правительством Германии углубляется с каждым днем. Немецкое правительство не может терпеть ситуацию, когда процентные ставки равны нулю или ниже 0. Тем не менее, президент ЕЦБ Марио Драги имеет небольшой выбор. Он должен продолжать свою политику, ведет к когда-либо более низким процентным ставкам. В то же время, положение банков в Италии продолжает ухудшаться. Объявление о создании фонда в 5 млрд евро, в то время как известно, что дебиторская задолженность называется « сомнительные » составляют более 350 миллиардов, конечно, не будет успокоить инвесторов.

И, наконец, даже вопрос о Греции в настоящее время на первый план выходит. В то время как эта страна погружается в рецессию, переговоры со странами-кредиторами, а также с так называемой « тройки » в настоящее время парализована. Международный валютный фонд требует поступления к отмене части долга, что немецкое правительство отказывается. Вполне вероятно, что мы будем знать, новый эпизод «греческого кризиса» по июнь месяц.

Все эти проблемы происходят примерно в то же время. Каждый из них может найти решение в изоляции. Но все вместе, они представляют собой элементы серьезного кризиса, который может оказаться фатальным для Европейского Союза.

Контекст двойного кризиса Евросоюза

Все это происходит на фоне двойного кризиса в Евросоюзе. C одной стороны, очевидно, что евро разрушает Европу. Данный вывод признается уже с 2011 года и с момента упрочнения дисциплинарной рамки в целях борьбы с кризисом евро. Этот процесс стал очевиден с наступлением кризиса в отношениях между правительством Греции и европейскими властями в первом полугодии 2015 г. Это разрушение вытекает из всей экономической и социальной структуры, которую поддерживает или навязывает евро в разных странах-членах ЕС. Но оно также является результатом неявной политики, применяемой к валюте в странах еврозоны, и характеризуется постепенным отказом от всех демократических принципов.

Однако одновременно с этим кризисом, вызванным единой европейской валютой, у нас есть еще один кризис, «миграционный». Его последствия на работе ЕС очевидны: в частности ставятся под вопрос условия Шенгенского соглашения. Испытывая сомнения в своей самоидентификации и в своем будущем, Европейский союз, кажется, не смог найти другого решения, кроме как создать себе во многом мнимого «врага» в лице России. Следует добавить, что этот процесс во многом спровоцирован США, которые в свою очередь очень неодобрительно смотрели на потенциальное сближение ЕС и России.

Украина стала «символом» этого противостояния с Россией. Однако теперь голландский голос жестоко ставит под сомнение логику этой стратегии.

Кризис европейской стратегии

Но голландское голосование частично ставит под вопрос создание этого воображаемого врага. Стратегия некоторых европейских кругов здесь затронута в самое сердце. Кроме того, отклонение голландским референдумом соглашения об ассоциации между Украиной и Евросоюзом отражает глубокий кризис в ЕС. Вызывая пересмотр отношений между Украиной и ЕС, это голосование знаменует конец политики расширения ЕС на восток.

Ведь когда ставится под сомнение данное соглашение, за ним просматривается вопрос о России и об обоснованности введения санкций против России Евросоюзом. Тот факт, что голландцы явно против этого соглашения, имеет большое символическое значение. Мы помним, что отчасти предлогом для протестов на Майдане в Киеве было именно оно.

Голосование в среду 6 апреля положило конец мечте некоторых украинцев о вступлении Украины в Евросоюз. Оно позволяет оценить масштабы трагедии, которую повлекло движение на Майдане, противопоставив Россию и Евросоюз, трагедии, последствия которой Украине, возможно, придется преодолевать еще около десяти лет. Но эта трагедия также повлияла на ЕС, и потребуется время, чтобы изобразить полную картину того, чего стоил европейским странам конфликт с Россией, как экономически, так и политически.

 

Traduction: Nicolas Charras

 


Jacques Sapir

Ses travaux de chercheur se sont orientés dans trois dimensions, l’étude de l’économie russe et de la transition, l’analyse des crises financières et des recherches théoriques sur les institutions économiques et les interactions entre les comportements individuels. Il a poursuivi ses recherches à partir de 2000 sur les interactions entre les régimes de change, la structuration des systèmes financiers et les instabilités macroéconomiques. Depuis 2007 il s’est impliqué dans l’analyse de la crise financière actuelle, et en particulier dans la crise de la zone Euro.

Vous aimerez aussi...

Laisser un commentaire

Votre adresse de messagerie ne sera pas publiée. Les champs obligatoires sont indiqués avec *